?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Конец Света
kings of leon, AnnikaSo
annikaso
Сегодня мне снился настолько красочный и невероятный сон, что я решила немедля записать его, пока мои ощущения после пережитых в объятиях Морфея событий не испарились с наступлением вечера. Это был очень  грустный сон, похожий на какой-то голливудский фильм, после пробуждения создавалось впечатление, что всю ночь я сидела одна в зрительном зале кинотеатра и смотрела свою жизнь.Люблю, когда снится что-то яркое и незабываемое, но такое бывает крайне редко. И еще я заметила, что подобные сны посещают меня именно тогда, когда я очень сильно устаю. С моими вечными недосыпами (а сплю я всего по 4-5 часов в сутки), сновидения стали все чаще радовать меня интересными сюжетами, которые могли бы обернуться хорошими идеями для новых книг, или даже сценариев фильма.
Итак, мне приснился Конец Света! Во всем мире объявили о грядущем столкновении с гигантским астероидом, который если не утичтожит землю, то сметет с земли большую часть стран. Люди бегали в панике, собирали вещи, в надежде убежать куда-нибудь, где будет безопасно. Мониторы телевизоров, заголовки газет, выпуски по радио - все пестрило новостью о приближающейся катастрофе. Это было жутко, потому что кто-то, как, например, я и множество моих знакомых, вели обычный образ жизни, словно ничего не произошло, хотя в душе каждого из нас затаился страх и отчаяние, с каждой минутой поглощавшие все больше и больше. Город был не похож на себя: разоренные мародерами и брошенные хозяевами магазины, пустые дворы, парки, поликлиники, увеселительные заведения. На улицах, мусор, кинутые в попыхах вещи, игрушки, обрывки газет с заголовками о всемирной беде. Правительство объявило, что мы (Наш город и ближайшие области) живем в зоне риска, и что оно выделит корабли, которые эвакуируют население туда, где будет безопасно по подсчетам ученых. Люди бегали как тараканы, бросая лишний хлам прямо на улице, не закрывая двери квартир и думая только о спасении себя и своих близких. Я была одна из немногих, кто все еще ходил на работу и, приходя домой, делал обычные вещи, словно не было никакой угрозы и все, что происходило за окном - лишь дурной сон, который вот-вот закончится. Страх пришел потом. Оставался день или два  до столкновения. В городе была гавань, к которой причалили гигантские фантастические корабли, подобные Ноеву ковчегу. Они были похожи на огромные космические станции, парящие над водой. Люди колоннами двигались туда, бросая позади прежнюю жизнь. Моя девятиэтажка почти опустела, ветер в последние дни невероятно усилился и распахивал оконные рамы брошенных квартир, гоняя по двору мусор, раскачивая угрюмые тополя и протяжко скрепя раскачивающимися фонарями. Тяжелые серые и черные облака, рассекаемые красными молниями, сгущались с невероятной скоростью, они клубились быстро, как дым, покрывая своей плотной пеленой все небо, отчего создавалось жуткое впечатление. Казалось вот-вот на Землю спустится сам Антихрист. Меня пугало это вспыхивающее в бледных трещинах небо, доносящийся оттуда гул, это было словно предгрозовая атмосфера, когда резко налетает ветер, сгущаются тучи, и грохочет так, словно где-то столкнулись составы поездов. Но в моем сне вся описываемая атмосфера была в сотни раз сильнее, красочней, ужасней. В воздухе чувствовалось что-то странное, давящее, стало невероятно душно. И тут я поняла, что всем нам грозит конец. Мне стало очень страшно, так захотелось рыдать. Но страшно не от того, что я умру и все исчезнет, страшно было за мою семью, маму, сестер... Мама на тот момент была в Москве и из ее последнего сообщения я поняла, что она собирается в эвакуацию оттуда. Старшая сестра уже отбыла на одном из кораблей со своей семьей. Сотовая связь и интернет исчезли,  и я не знала, что с моей сестрой близняшкой. Мне было горько и страшно от того, что все мы так и не увидели друг друга, и не имели возможности проститься на случай, если умрем. А если умрем, то не будем вместе в этот страшный час. Мне было очень тяжело, всю меня переполняли боль и ужас. Я собрала вещи и отправилась к гавани, в надежде успеть на последний из кораблей. Октябрьский проспект опустел, ни души. И только сильный ветер, темнеющее грохочущее небо, вспышки вокруг, вдалеке - ужасная гигантская черная воронка, своим основанием ведущая вверх. Мне было плевать, что с моими друзьями и знакомыми, я не думала ни о ком, кроме моих родных, чья судьба в последующем будет неизвестна. Я прибежала к гавани, корабль уже был переполнени и отходил. Я увидела бегущую Люсю (мою подругу), ей нашлось место на моторной лодке, которую дожидались люди на мостике отплывающего корабля. Я хотела запрыгнуть с ней, но тут увидела... плачущую Аленку. Пятилетнюю дочь моего знакомого. Девочка держала в руках куклу и плакала. Она была одна. То ли ее бросили, то ли потеряли... Узнав меня, Аленка потянула ко мне ладошку. Мое сердце готово было разорваться в груди от нахлынувших чувств и слез. Я схватила Аленку на руки, прижала к себе и кинулась к лодке, на что меня задержал, сидящий в лодке представитель закона - "На корабле есть место только для одного. Или ты, или она". Эти слова прозвучали как гром, ужасней чем клокочушее небо. Мои глаза были распахнуты от ужаса, осознания конца и... какого-то непонятного ощущения того, что мне уже все равно. Я взглянула на Люсю и молча передала ей ребенка со словами "Позаботься о ней". Никогда не забуду уплывающую вдаль моторную лодку и перекошенное горечью и полное сожаления лицо Люси, до самого последнего момента повернутое в мою сторону, пока они не исчезли из виду. Я знала, что они сели на корабль и будут спасены, и от осознания этого на душе стало как-то легко. Единственное, что меня пугало, это мысль, что моя близняшка не села на корабль, и как я, осталась одна в Петербурге. Как я хотела в ту минуту быть рядом с ней, если в самом деле все случилось так же, как и со мной.
После прощания с последним кораблем, единственной надеждой на спасение, я побрела по городу. Кое-где сновали люди, либо не успевшие уехать, либо не желающие покидать город. Их были единицы и они напоминали зомби, бесцельно шатающиеся, с пустым взглядом и бормочущиеся что-то под нос. Некоторые из них держали в руке бутылку с крепким алкоголем. Этого добра в городе было навалом: магазины открыты, бери что хочешь. В их глазах читалось отчаяние, и они надеялись успеть заглушить его дурманом, пока катастрофа не превратит всех в пепел.
Я не знала куда идти, кого искать. Город в одночасье превратился в город-призрак. Прогуливаясь по проспекту Ленина, я зашла в бар Кивач. Там было пусто, и я пошла к набережной  вниз по улице. На другом берегу озера трещали и валились деревья, словно неведомая сила сносила все на своем пути. Этот гул наводил ужас. Я видела, что творится там, далеко, и знала - конец уже близок. Я свернула на ул. Титова и заметила, что дверь в бар "Редакция" не заперта. Как раз бар, принадлежащий отцу Аленки. Я была уверена, что там никого нет, и знала, где Боря держит бутылки с виски. Уж что-то выпить там обязательно найдется, а мне просто необходимо было выпить. Я зашла в бар, там действительно никого не было. Зажгла огоньки возле зеркал, включила свет за стойкой, несколько бутылок виски стояли прямо под ней. В баре царил полумрак из-за вечно закрытых ставней на окнах. Я закрыла дверь на улицу, и казалось, что на дворе ночь. Звукризоляция не давала грохоту проникать в помещение, отчего в мое сердце пришло умиротворение. Я налила себе виски и села на высокий барный стул. В какой-то миг я почти поверила, что это обычный субботний вечер, я зашла на минутку, чтобы как всегда выпить виски с колой вместе с Борей и его гостями, и миру не угрожает никакая вселенская катастрофа. Мне стало так хорошо, я даже улыбнулась и почувствовала едва уловимое облегчение. Как вдруг дверь скрипнула и в бар зашел Антон. Друг, с которым нас связывало нечто большее, чем просто дружба. Он был очень удивлен, уидев меня.  И я была удивлена, уверенная, что Антон из тех, кто первый сбежит из города как крыса с тонущего корабля. Мы были рады видеть друг друга и еще больше рады от мысли, что если и умрем, то не в одиночестве, а в компании друг друга.
- Ты не уехала?!
- Нет... - улыбнулась я. - А ты почему не уехал?
- Зачем бежать куда-то? Мне и здесь хорошо.  - усмехнулся Антон, сложив руки на груди. - Тем более грядет великая вечеринка. И куда лучше провести ее с тобой, ведь ты умеешь здорово веселиться!
Его лицо было веселым, но улыбка была невероятно грустной, как и у меня.
- Да, отрываться я умею. - согласилась я. - Виски будешь?
- А как же! Напьемся сегодня, Анька!
- До чертиков?
- До потери пульса. Терять-то нам нечего. - Засмеялся Антон.
Возле стены стоял старый музыкальный автомат. Пока я наливала виски, Антон кинул монету в автомат и поставил одну из песен. Приблизившись ко мне, он поднял свой бокал:
- За наше бессмертие!
И в этот момент из автомата зазвучала песня Элвиса Пресли "You are always all my mind". Я не забуду тех чувств, что испытала в ту минуту. Какая-то щемящая боль по уходящему, что покроется пеплом и канет в лету. Не останется ничего и никого, ни единой памяти о нас. Все оставшееся время мы пили виски, сквозь смех и слезы рассказывали друг другу какие-то истории из жизни, делились воспоминаниями, мечтали о чем-то, чего уже никогда не будет. Нам было и грустно и весело, прощаясь таким образом друг с другом, мы прощались с жизнью, миром, которые были когда-то. И что удивительно, в ту секунду я нисколько не жалела, что провожу последние минуты именно с ним. Словно все так и должно было быть. А затем, все вокруг вздрогнуло, сквозь ставни в бар хлынули  слепящие лучи, музыка и любой другой звук исчезли, все провалилось в ужасную тишину, будто ты полностью лишился слуха, затем вспышка света. Мы с Антоном просто взглянули  друг на друга, понимая, что это конец, он взял мою руку в свою, и затем все померкло... я проснулась. Проснулась в слезах с песней Элвиса, звучащей в голове.
Это было странно и удивительно. Какие-то пара часов сна обернулись для меня вечностью, во время которой я пересмотрела всю свою прежнюю жизнь и поняла, насколько мне дороги те, кто меня окружает. Я плакала и плакала и не могла остановиться. Хотелось позвонить в Питер сестре и рассказать... Чувства и эмоции преследовали меня весь день. Я до сих пор не отошла от  этого. Жаль, я не великий режиссер, потому что я бы обязательно воплотила увиденное в жизнь. Это было страшно и прекрасно! Словно все произошло на самом деле.